В поисках исторической родины

На вопрос, откуда ведут происхождение современные породы, ответить непросто. Слишком уж много легенд и загадочных историй заботливо подготовлено бридерами для неискушенной покупательской аудитории. Но, к счастью, наука не стоит на месте и за последние годы появилось достаточное количество информации, подкрепленной серьезными исследованиями, которые помогут нам пролить свет на некоторые исторические факты. Поговорим сегодня в этом ключе о трех уважаемых и любимых многими породах: персах, ангорах и ванах.

 



На вопрос о происхождении персидских кошек сегодня невозможно дать однозначный ответ. В очерках об истории породы, представленных международными фелинологическими организациями, в качестве страны ее происхождения указан Большой Иран. Для справки отметим, что термином «Большой Иран» в исторической науке обозначается регион древней Персии, находившийся под значительным влиянием иранской культуры. Он охватывает территорию современного Ирана, республик Закавказья, Центральной Азии, Афганистана и Пакистана и примерно совпадает с территорией Иранского нагорья, которое простирается от Армянского нагорья на западе до Гиндукуша и Памира на востоке. При этом существует еще один регион, давший миру сразу две породы, обладающие роскошной шерстью, — это ангора и турецкий ван. Генетические исследования показали, что они ведут свое происхождение из соседнего с современным Ираном региона — Анатолии, расположенной на территории современной Турции. Эти кошки входят в генетическую группу, условно названную «средиземноморской».

Чтобы разобраться в том, почему три породы кошек, ведущие происхождение из двух соседних регионов, принадлежат к разным генетическим группам, я предлагаю рассмотреть историю появления в Европе длинношерстных кошек.

От ковчега до Версаля

Сохранилось упоминание о том, что в XV веке председатель Парижского парламента Жан де Попенкур (Jean de Popin-court) на ярмарке Лендит в пригороде Парижа Сен-Дени для борьбы с крысами купил у армянских купцов крупных кошек с густой шерстью. По словам купцов, эти кошки появились «в Ноевом ковчеге, когда чихнул лев», назывались «ангорскими» и были привезены из Турции. Однако из приведенного описания не ясно, были ли привезенные армянскими купцами кошки длинношерстными. Могу только предположить, что упоминание армянскими купцами легенды о происхождении кошек этой породы из Ноева ковчега является намеком на ванскую кошку, так как эту легенду до сих пор можно услышать на берегах озера Ван. Однако доподлинно известно, что впервые длинношерстных кошек привез в Европу итальянский аристократ Пьетро Делла Валле, в 1614–1626 годах путешествовавший по Турции, Египту, Сирии, Персии и Индии. Красавицы быстро стали завоевывать популярность.

Вскоре пушистые кошки распространились в Старом Свете. Интересен тот факт, что в разных странах люди по-разному называли таких кошек: персидская, иногда русская(!), дамасская, гималайская, индийская или китайская. Во Франции таких кошек, скорее всего, по аналогии с ангорскими козами, называли ангорскими, что является продолжением традиции, существовавшей еще со времен крестовых походов.

Французский аристократ, астроном, антиквар, археолог и биолог Николя-Клод Фабри де Пьерес, который был страстным коносьером (знатоком-коллекционером), собиравшим в своем доме редкие и диковинные вещи и произведения искусства со всего мира, узнав в 1628 году о том, что Пьетро Делла Валле привез из Персии длинношерстных кошек, обратился к тому с просьбой прислать пару для их разведения во Франции. Пьетро ответил молчанием, поэтому де Пьересу пришлось заказать их в Дамаске. Привезенных кошек, отдавая дань традиции, во Франции назвали ангорскими.

Однако путешествовавший по Ближнему Востоку более чем через семьдесят лет после Делла Валле французский ботаник Жозеф Питтон де Турнефор в описании своего вояжа не упоминает о существовании в районе Ангоры (современной Анкары), которую он посетил в 1702 году, длинношерстных кошек, хотя вообще о кошках он писал в своих заметках и даже отметил, что турки относились к ним с любовью.

Французский натуралист Жорж-Луи Леклерк граф де Бюффон издал энциклопедический труд «Естественная История», в VI томе которого привел описание кошек, сделанное Делла Валле, и поместил иллюстрацию с изображением голубой длинношерстной кошки, поименовав ее «ангорской». Судя по этой иллюстрации, кошка отдаленно напоминала современную турецкую ангору. У нее роскошный воротник, чем-то похожий на львиный, светлые глаза, голова в форме клина, но более округлой формы, и достаточно развитая нижняя челюсть. Сравнительно короткие и развитые конечности прикрыты длинной ниспадающей шерстью, а хвост не кажется столь же хорошо опушенным, как у наших современниц. Однако в манере держать его высоко над головой узнается ангорская кошка.

Кстати говоря, большим любителем кошек был Кардинал де Ришелье по прозвищу «Красный кардинал». В последние годы жизни у него было 14 кошек, среди которых были ангорские кошки различного окраса. Одну половину своего состояния кардинал завещал питомнику кошек, который он организовал в Версальском дворце, а вторую — королю Людовику XIII.

Откуда ты, ангора?

Приведенные свидетельства показывают, что несколько типов длинношерстных кошек были вывезены в разное время из разных, но не очень отдаленных друг от друга регионов. Так как в тот период направленная селекция в современном понимании еще не велась, то, скорее всего, это были кошки смешанного типа.

В пользу этого предположения свидетельствует письмо путешествовавшего спустя два века после Делла Валле по Ближнему Востоку французского археолога, архитектора и художника Пьера Виктора Лоттена де Лаваля от 11 мая 1856 года Президенту Имперского зоологического общества акклиматизации Исидору Жоффруа Сен-Илеру. На утверждение последнего относительно происхождения ангорской кошки исключительно из Ангоры де Лаваль ответил, что это иллюзия, которую он спешит рассеять, так как нашел экземпляры этой прекрасной породы кошек на большом Армянском нагорье, а также встречал их в Курдистане. Де Лаваль писал, что видел длинношерстных кошек в Эрзруме, где климат очень отличается от климата Ангоры, а наилучшие экземпляры из виденных им ангорских кошек принадлежали Архиепископу Армянской Церкви Вана, у которого «было три таких кошки: одна была жемчужно-серой, другая — оранжевого цвета с черными и белыми пятнами, а третья была полностью белой. Их шерсть была великолепной, хотя никто им не удивлялся, так как такие кошки широко распространены».

Далее де Лаваль написал: «Но что удивит Вас более всего, так это то, что несмотря на превалирующую высокую температуру Вы могли бы найти ангорскую кошку и в Багдаде, однако, конечно, там они не столь изысканы, как те, которых можно встретить на северных склонах гор Мидии (этногеографическая область на западе Ирана — Прим. ред.) и Тавроса (горная система на территории Анатолии в современной Турции — Прим. ред.), хотя не могу сказать, в чем причина этой разницы: то ли причина в горячей атмосфере, то ли во враждебности жителей Багдада», которые придерживались мнения, что эти кошки «приносят мор из-за своей длинной шерсти и повадок». Я не помню, чтобы видел хоть одну в Персии, хотя если бы я знал, что ученые могут ими заинтересоваться, я бы постарался их найти, как бы занят я ни был».

Одного поля ягоды

Впоследствии благодаря осуществляемому направленному отбору различия между вариациями длинношерстных кошек постепенно усилились. Появились так называемые персидские кошки с кукольным личиком (Doll-face Persians), ванские и ангорские кошки. До сих пор можно уловить некоторое сходство между старотипными представителями этих пород.

Об интересном факте из практики судейства на выставках рассказал эксперт по всем породам и профессор Лейденовского Университета (Нидерланды) Петер Пауль Мурманн (Peter Paul Moormann) в своей статье «Происхождение длинношерстных пород кошек». Он приводит многочисленные описания старых типов длинношерстных и полудлинношерстных кошек. Во время судейства на выставке в городе Упсала (Швеция) он не увидел, как он пишет, «разницы между ангорой и норвежской лесной кошкой». П. П. Мурман выяснил, что присутствующие на выставке ангорские кошки были чистокровными, привезенными непосредственно из Турции. Что же касается выставляемых норвежских лесных, то они «были получены в результате "несчастного случая"», а именно от случайной вязки с персом неэкстремального типа. Однако нам этот факт интересен вовсе не как пример недобросовестности бридеров, а как подтверждение общности происхождения полудлинношерстных и длинношерстных кошек различных современных пород.

Думаю, что все приведенные факты свидетельствуют лишь о том, что все длинношерстные кошки имеют одни генетические корни, и появление соответствующего гена произошло в какой-то одной популяции, задолго до событий, приведенных в этой статье, а также до возникновения Большого Ирана и Анатолии. В дальнейшем такие кошки распространились сначала на близлежащих территориях, затем в соседних и более отдаленных регионах, следуя вместе с людьми в направлениях человеческих миграционных потоков. В результате вязок с местными кошками, а также благодаря некоторой доле селекции разнообразился генетический пул этих «шерстяных» красавиц, что приводило к появлению смешанных типов, разительно отличавшихся от прародителей. И уже значительно позднее, по мере развития фелинологии, благодаря колоссальному и самозабвенному труду старших поколений бридеров были выведены самостоятельные породы длинношерстных и полудлинношерстных кошек.
 
       

Арушанян Заринэ, журнал "Мой Друг Кошка" №6-2011
 

1228
Нет комментариев. Ваш будет первым!